23:12 

про ГП.

ГликерияДмитриевна
Нет ничего невозможного, если ты охерел до нужной степени.
Идеальный фанфик, на мой вкус, должен состоять из нескольких частей.
1. времена Мародеров. Только без этих розовых соплей и мэрисьюшных Джеймса и Лили. Неееет :) Главное - похождения Сириуса и странные отношнения Лили и Снейпа. С фактом секса. Для дальнейшего развития.
2. Хогвартс. Гарри узнает, что он сын Снейпа. Бла-бла-бла.... Гермиона отдаляется и спит с Драко. :) Причем Драко остается мразью и высокомерным чмом, так интереснее. Так что без хэппи-енда.
3. Драко бросает Гермиону и уходит к.... (Гарри? Джинни? Рону? неважно). Ну, может просто жениться на чистокровной. Гарри с кем-то мутит, но становится всё больше похож на Северуса. Северус и Гермиона вместе работают (эээээ.... ну или она постоянно ходит к ним в гости), постепенно возникает отрицаемое обоими чувство. Духовные метания, секс, духовные метания, лавстори.
И обязательно Ремус во вторых ролях. И во времена мародеров со своей пушистой проблемой и позже с Тонкс. :)
И всё это - глав этак на 50.... :)

Интересно, а хотя бы просто одновременно "Гарри сын Северуса" и "Северус встречается с Гермионой" бывают? Я бы хотела.
Эх. Жаль, я не пишу фанфики.


Naisica: Автор: Naisica Название: Сказка на ночь Бета: Мерри Перринг:Снейджер, Северитус. Саммари: вселенная «Дневников». События происходят через два года после описанных в фике. Написано на вызов "Сказка Снейпа"



Naisica: – ... и если я ещё хоть раз замечу, что в моей кладовой пропадают ингредиенты, ну хоть что-то: глаз тритона или крылышко бабочки... – Снейп угрожающе поднял палец и многозначительно нахмурился, намеренно не окончив фразы. – Но я не... – только и смог что пролепетать несчастный попавшийся, прежде чем был прерван гневным взглядом Мастера Зелий. – Понял. Больше никаких выходок. Снейп довольно кивнул, но не тут то было, победу праздновать было ещё рано: в комнату зашла Гермиона и, покачав головой, многозначительно скрестила руки на груди – Что? – с подозрением, спросил Северус, повернувшись к двери, внутренне приготовившись к долгому спору. – Скажешь, я не прав? – Скажу, – мило улыбнувшись, ответила она, – что Гарри уже не в том возрасте, чтобы выслушивать такие нотации. – Вот-вот! – обижено поддакнул молодой человек и покосился на отца. – И вообще это не я. – Что, – язвительно хмыкнув, ответил Снейп и вновь повернулся лицом к сыну. – Подкрепление пришло? Впрочем, это была самая что ни на есть жалкая попытка отвоевать бывшую позицию победителя – коли в разговор вмешалась миссис Снейп, можно было сразу капитулировать. – На четвёртом курсе ты тоже думал, что я таскал у тебя ингредиенты, а оказалось, что это был Барти Крауч-младший... – О, ты ещё вспомни второй курс, – возмущённо и с запалом ответил Снейп, – когда я сквозь пальцы смотрел на то, как ты и твои замечательные дружки стащили из моей кладовой... – поняв, что казал что-то не то, Мастер Зелий как-то резко притих и осторожно повернулся в сторону своей жены. Так, совсем слегка, чтобы видеть её краем глаза. – Милая, ты ещё здесь?..

Naisica: Поистине снейповская улыбка, отразившаяся на лице сына, дала понять, что его «мачеха» великолепно слышала последнее замечание. – Конечно здесь, милый, – елейным голосом ответила Гермиона, подтверждая его догадку, и, подойдя ближе, положила руку мужу на грудь. – А вот с этого момента, пожалуйста, поподробней. Попав в щекотливое положение, глава семьи не растерялся и, быстро вспомнив навыки шпионажа, прикинул, что лучшее средство защиты – нападение, и произнес: – О Мерлин! Вы меня в гроб сведёте! И вообще, неужели обязательно устраивать такой накал страстей Я для этого слишком стар! Гарри уже хотел сказать что-то про отцовскую способность перекладывать с больной головы на здоровую, но не успел: ведь в комнате находилась ещё и миссис Снейп, которая промолчать в таком случае не могла по определению. К слову будет сказано, за прошедшее время острый язычок Гермионы ни коим образом не притупился… – Хм, – задумчиво протянула она так, чтобы было слышно как отцу, так и сыну. – Ночью ты мне старым не показался… Реакция обоих Снейпов была строго противоположной: Северус жутко покраснел и возмущённо поджал губы, а Гарри слегка позеленел и приоткрыл рот. – Ну, я... это... – начал запинаться молодой человек, – пойду, пожалуй, Джинни навещу, – Гарри начал пятиться к выходу. – К ужину не ждите, в смысле, буду уже утром. Пока, – с этими словами он выбежал в коридор. Гермиона, молча следящая за перемещениями друга, услышав звук, означающий аппартацию, залилась смехом, а Северус только приподнял бровь, явственно указывая, ЧТО он думает по поводу реакции сына на намёк на личную жизнь отца. – По-моему, он ещё не свыкся с мыслью, что мы женаты, – пробурчал он немного обиженно. – И вообще, обязательно быть такой вредной? Ты же видишь, как он смущается. – Ну, – улыбнувшись и потянув мужа к дивану, стоящему рядом с камином, улыбнулась Гермиона, – мне ведь теперь приходится вредничать за двоих, – её рука легла на прилично округлившийся животик. – Давай, посиди лучше со мной, бурчать потом будешь. – Разве что, – пробурчал Северус и, сев рядом, обнял жену и положил свою руку поверх её ладони. Посидев какое-то время в тишине, Гермиона вдруг начала ворочаться и недовольно кряхтеть, стараясь принять более удобное положение.

Naisica: – Ты же не собираешься и сегодня здесь заснуть? – подозрительно сощурившись, спросил он супругу. – М-м-м-м, – протянула она в ответ, – ты совершенно не умеешь носить беременных женщин на руках, так что нет, не собираюсь. – Больше спасибо за такое лестное мнение о моих способностях грузчика, – в ответ пробурчал он и обиженно переместил руку с живота на некогда стройную талию жены. – Какой ты ранимый, с ума сойти! – хихикнула она в ответ и вернула руку на прежнее место. – Не вредничай. – Я не вредничаю! – Вредничаешь. – Нет! – Да! – Говорю что нет! – Ну конечно... – Я серьёзно! – Я тоже... Ой! – воскликнула Гермиона и вдруг сильно прижала его руку к животу. – Чувствуешь?.. – Угу... он что, там канкан танцует? Тебе не больно? – с подозрением спросил он, чувствуя энергичные толчки ребёнка. Гермиона хихикнула и, расслабившись, положила голову на плечо мужа. – Нет, не больно, – успокоила она. – Приятно даже. В комнате вновь повисла тишина, каждый думал о чём-то своём. – Северус?.. – М-м-м-м? – лениво протянул он, не желая даже двигаться: удобный диван, любимая женщина под боком, ярко горящий камин... что ещё надо для счастья? – Ты умеешь сказки рассказывать?.. – Сказки? – переспросил он. Ощущение комфорта, только что окружающее его вдруг вмиг исчезло. – Да, – утвердительно кивнула жена. – Издеваешься?.. – вновь сощурившись, спросил Северус. – Нет, – вздохнула она, – я вполне серьезно. – Гермиона, – возмутился он. – Ты не можешь всерьёз у меня спрашивать, умею ли я рассказывать сказки. – Это почему ещё не могу?! – возмутилась его жена. – У нас через два месяца родится ребёнок, меня очень даже интересует, умеешь ты рассказывать сказки или нет! – Но я никогда никому их не рассказывал! – с плохо скрытым ужасом в голосе ответил муж. – Придется научиться, – констатировала она. – Ты не можешь от меня требовать... – начала было он, но был беспардонно прерван. – Очень даже могу, – безапелляционно произнесла Гермиона. – Но... – Северус. – Я постараюсь, – убитым голосом ответил он, смирившись со своей участью. Когда дело касалось ребёнка, с Гермионой спросить было просто бесполезно. – Я слушаю, – сразу же отреагировала жена. – Сейчас?! – охнул Мастер Зелий, окончательно распрощавшись со спокойным вечером. – А когда ещё?.. Вечер, мы собираемся скоро спать... как раз то, что надо. – Я не знаю ни одной сказки, – почти что взмолился волшебник. – Тогда придумай. – Я тебе что, сказочник?! – Но это же для Вики, – всхлипнув, протянула жена. Северусу ничего не оставалось, как тихо вздохнуть: в голосе жены появились плаксивые нотки – быть беде. – Хорошо, хорошо... – И?.. – Я думаю, – буркнул он. – ... а время идёт... – Ох, ладно, – закатив глаза, протянул Северус, – только не смейся. – Не буду, – честно пообещала Гермиона. – Жила была девочка... – Где жила? – тут же спросила Гермиона. – В Лондоне жила, не перебивай. – А-а-а-а, – протянула она, как маленькая. – А как звали девочку? – М-м-м-м, – на лице Мастера Зелий явственно отражался сложный мысленный процесс, – Миона. – Хм, что-то мне эта сказка... – Ты будешь слушать? – перебил он. – Буду-буду, продолжай, пожалуйста. – Так вот, в один прекрасный день, к этой девочке прилетела необычная сова и вручила письмо, написанное бордовыми чернилами... – Изумрудными, – уточнила жена. – Бордовыми, – тоном учителя ответил муж. – Изумрудными писали, потому что старая кошка забыла проверить, не высохли ли чернила, а потом в самый последний момент пристала ко мне, чтобы я своими поделился. И вообще, Минерва хотя бы спасибо сказала.... – Северус, ты, кажется, увлёкся. – Хм, ладно. Так вот, в письме говорилось о том, что Миону приглашают учиться в школе чародейства и волшебства. И что она – самая настоящая колдунья. – Ведьма. – Ты же не любишь, когда я тебя ведьмой называю, – вдохнул он. – Так эта сказка про меня? – невинно поинтересовалась жена. – Не придирайся к словам, – недовольно буркнул Северус, не желая, чтобы его критиковали. – Молчу...

Naisica: – Вот так вот Миона попала на платформу 9 и 3/4... – А дальше? – А дальше она поехала поездом в ту школу... – Хогвартс, – подсказала сообразительная ведьма. – Может, сама рассказывать будешь? – нахмурившись, поинтересовался «сказочник». – М-м-м, нет, давай ты. – То-то же, – хмыкнул Северус и продолжил. – Там она познакомилась с двумя противными мальчишками... – Один из которых твой сын, – ехидно подсказала Гермиона, которая уже поняла, что просто так молчать не сможет. Северус только фыркнул, но решил, что его сын противным не может быть по определению, и сдал позиции: – Хорошо, с одним противным рыжим и одним сложно контролируемым брюнетом. – Шатеном, – уточнила Гермиона. – Гарри брюнет. – Это ты брюнет, а он – шатен. – Я лучше знаю! – возмутился он и отодвинулся от жены. – А я с ним дружу с одиннадцати лет! – фыркнула Гермиона, недовольная тем, что её заставили поменять позу. – Зато он мой сын! Гермиона надула губки и, проворчав что-то подозрительно похожее на: «Очки носить надо», замолчала, желая узнать, что же будет дальше. – Ну и?.. – буркнула она, вновь прижимаясь к боку мужа. – Тебе дальше рассказывать? – насмешливо поинтересовался он и провёл пальцами по её щеке. – Не ехидничай, – всё ещё сердясь, парировала жена и нахмурилась. – Хорошо, – веселясь из-за реакции второй половинки, продолжил Северус. – Дальше Миона принялась грызть гранит науки. Причём так ей понравилось это блюдо, что все преподаватели не раз задумывались, что же она делает в школе, раз она и так всё знает... – Так уж все?.. – глаза жены подозрительно сузились. – Ну, некоторые, – уточнил Северус. – И? – А потом девочка подросла, влюбилась в одного из преподавателей. И зачем-то возвела его в ранг прекрасного принца. – Ты это о себе, что ли? – вкрадчиво спросила она, готовая возражать на всё, что бы он ни сказал. – Издеваешься? – оскорбился он. – Я о Локхарте. – А-а-а-а, ты об этом... – протянула она скучающим голосом. – Тогда ты так не думала, – ревниво подметил он. – А теперь, кажется, издеваешься ты... – пробурчала Гермиона. – Мне продолжать? – Будь так любезен. – Но когда девочка смогла получше узнать своего преподавателя, она вдруг поняла, что он совершенно не такой хороший, как хотелось бы... – И?.. – подавив улыбку, увидев плохо скрываемое довольное выражение лица мужа, спросила Гермиона. – И тогда она вновь вернулась к учёбе, чем вызвала очередной приступ головной боли у некоторых преподавателей... – Некоторых? – ехидно уточнила жёнушка. – Всё, сама рассказывай! – Молчу-молчу! – Будь так добра, – вздохнул Снейп и продолжил. – Но потом, на четвёртом курсе, Миона познакомилась с мистером Кмаром..

Naisica: – Крамом, – автоматически поправила Гермиона. – Я сейчас ещё его имя вспомню, – угрожающе протянул Северус, все ещё переживающий, что дочку решили назвать Викторией, а не Анастасией. – Э-э-э-э... Не стоит, – опасливо предостерегла его жена. – ... но вскоре она поняла, что и это не то, что ей нужно. А потом Миона вмешалась в некую историю, в которую не должна была совать свой симпатичный носик... – Ты, кстати, про войну забыл упомянуть. – Нечего детям про войну сказки рассказывать! – взмутился будущий папаша. – А в назидание? – Забудь об уроках хоть на минуту. И вообще, учитель здесь я! – Ну да, конечно, – фыркнула она, – а я кто тогда по-твоему? – Медсестра, – гаденько подсказал он. – Я преподаю технику безопасности! – оскорбилась Гермиона и начала отбрасывать его руку, так некстати лежащую на её талии. – Угу, преподавала, – уточнил он и вновь притянул её к себе. – Ты в декрете. – Эй! – она возмущённо шлёпнула его по руке. – Я ведь только на два года ушла! – Отправить тебя спать или дальше рассказывать? – вкрадчиво спросил Северус, не переставая довольно улыбаться. – Ещё немного, и я сама засну, – буркнула она и опять заёрзала на одном месте. – Угрожаешь? – А ты уже закончил? – Сама ведь просила, – обиделся Северус. – Ладно, не бурчи. Что было дальше? – Дальше, Миона узнала, что один из её преподавателей, сложный, замкнутый человек... – Летучая мышь... – фыркнула она. – Сейчас отправлю в кровать. – Молчу. – Что он отец её лучшего друга. Того, который не такой вредный, как рыжий. – Рон не вредный. – Это ты кому рассказываешь?.. – подозрительно прищурившись, спросил муж. – Я его семь лет учил, между прочим! – М-м-м-м, а дальше? – А потом она начала мирить отца и сына, и, надо сказать, не очень-то хорошо у неё это получалось. – Вас попробуй помири, как сцепитесь... – Но самое интересное началось тогда, когда она влюбилась в нелюдимого профессора... – Какая-то странная эта Миона, честное слово, – поддела Гермиона мужа, за что заработала сердитый взгляд. – Всё, спать! – Нет-нет, рассказывай! – Последнее предупреждение!.. – Да-да, давай дальше. – Дальше профессор в неё тоже влюбился, хоть и считал малявкой. – Сам малявка! – Хм... – Ну, – нетерпеливо добавила она, видя что муж отвечать не собирается. – Они поженились? – Нет. Точнее, не сразу. – Это ещё почему? – Потому что профессор очень боялся поломать её жизнь – Идиот, – констатировала факт Гермиона. – Ну... зато его потом подтолкнул к правильному решению сын... – Ну хоть сын. – Профессор иногда мог быть нерешительным и скромным. – Милый, ты себе льстишь. – Сейчас обижусь, – предупредил он. – Шантаж? – Нет уж, это всё твои женские штучки, я просто говорю, как есть. Гермиона ничего не ответила, а только повернулась и чмокнула мужа в щёку. – И они жили долго и счастливо... Знаешь, для первого раза у тебя неплохо получилось. – Думаешь? – Уверена. Северус улыбнулся и, наклонившись к животу жены, тихо произнёс: – Слышишь, Анастасия, папа не совсем безнадежен. – Виктория, – безапелляционно поправила жена – Виктория, – обречено согласился Северус и тяжело вздохнул. Гермиона только улыбнулась в ответ: ничего, Анастасией можно будет назвать второго ребёнка. Если это будет девочка. Всему своё время. Конец

@темы: ня ^^

URL
Комментарии
2011-04-27 в 23:28 

Aran_Anita_Black
ты точно не хочешь попробовать себя в этом деле?)) пункты 2 и 3 особенно заманчивы и оригинальны)

2011-04-28 в 03:15 

Совсем Оптимист
Время иллюзорно, время обеда еще иллюзорней (с)
www.hogwartsnet.ru/mfanf/ffshowfic.php?fid=5106...

Есть вот такой, но ты его наверняка читала)

     

На полях тетради...

главная